lemur1: (Default)
Стала замечать за собой прихотливое отношение к иной жатве насилия и произвола.

С одной стороны, крайне осторожное, как со свежеиспеченным хлебом – не дай бог поникнет и опадет или, напротив, даст уродливый неразрезаемый пузырь. И пусть подышит, спустит пар и первый невнятный румянец.

С другой стороны, опасаюсь вовлеченности. Унылые, склочные интонации, гипнотически затягивающие в тоску и скуку «первого сказавшего» и «второго ответившего», обреченных биться в частой сети взаимных отношений.

Якобы внезапные всплески какой-то едкой химической ярости, мутных, туманное, сизовато-липкое облако псевдосодержательных причуд, анальгинный, анилиновый скарлатинный жар адреналина, от которого горько во рту, бессмыслен стеклянный взгляд и немедленно нужно пройтись.

По водяной пыли моросящего дождя, под царапающими ветками неодетых деревьев.

Иногда эти вскрики уже оргиастичны и неприличие упоения тоже не сознается.

И самый страх, когда стараются вовлечь.

Бесконечные вспухшие макароны разговоров прелюдии «аончего» на протяжении десятилетий.
Треньканье валерьянкой о край стакана внакладку или в контраст истеричных вскрикиваний в кульминации.
Слезный отек с синевой и обметанным ртом в финале излияний.
Ядовитые всходы обид и нелепые белесые ростки примирений.
Без функционала в решении.

Минуй нас пуще всех печалей.
Нет, нет, и нет. Специалисты-то с трудом справляются.
lemur1: (Default)
Стала замечать за собой прихотливое отношение к иной жатве насилия и произвола.

С одной стороны, крайне осторожное, как со свежеиспеченным хлебом – не дай бог поникнет и опадет или, напротив, даст уродливый неразрезаемый пузырь. И пусть подышит, спустит пар и первый невнятный румянец.

С другой стороны, опасаюсь вовлеченности. Унылые, склочные интонации, гипнотически затягивающие в тоску и скуку «первого сказавшего» и «второго ответившего», обреченных биться в частой сети взаимных отношений.

Якобы внезапные всплески какой-то едкой химической ярости, мутных, туманное, сизовато-липкое облако псевдосодержательных причуд, анальгинный, анилиновый скарлатинный жар адреналина, от которого горько во рту, бессмыслен стеклянный взгляд и немедленно нужно пройтись.

По водяной пыли моросящего дождя, под царапающими ветками неодетых деревьев.

Иногда эти вскрики уже оргиастичны и неприличие упоения тоже не сознается.

И самый страх, когда стараются вовлечь.

Бесконечные вспухшие макароны разговоров прелюдии «аончего» на протяжении десятилетий.
Треньканье валерьянкой о край стакана внакладку или в контраст истеричных вскрикиваний в кульминации.
Слезный отек с синевой и обметанным ртом в финале излияний.
Ядовитые всходы обид и нелепые белесые ростки примирений.
Без функционала в решении.

Минуй нас пуще всех печалей.
Нет, нет, и нет. Специалисты-то с трудом справляются.
lemur1: (Default)
Стала замечать за собой прихотливое отношение к иной жатве насилия и произвола.

С одной стороны, крайне осторожное, как со свежеиспеченным хлебом – не дай бог поникнет и опадет или, напротив, даст уродливый неразрезаемый пузырь. И пусть подышит, спустит пар и первый невнятный румянец.

С другой стороны, опасаюсь вовлеченности. Унылые, склочные интонации, гипнотически затягивающие в тоску и скуку «первого сказавшего» и «второго ответившего», обреченных биться в частой сети взаимных отношений.

Якобы внезапные всплески какой-то едкой химической ярости, мутных, туманное, сизовато-липкое облако псевдосодержательных причуд, анальгинный, анилиновый скарлатинный жар адреналина, от которого горько во рту, бессмыслен стеклянный взгляд и немедленно нужно пройтись.

По водяной пыли моросящего дождя, под царапающими ветками неодетых деревьев.

Иногда эти вскрики уже оргиастичны и неприличие упоения тоже не сознается.

И самый страх, когда стараются вовлечь.

Бесконечные вспухшие макароны разговоров прелюдии «аончего» на протяжении десятилетий.
Треньканье валерьянкой о край стакана внакладку или в контраст истеричных вскрикиваний в кульминации.
Слезный отек с синевой и обметанным ртом в финале излияний.
Ядовитые всходы обид и нелепые белесые ростки примирений.
Без функционала в решении.

Минуй нас пуще всех печалей.
Нет, нет, и нет. Специалисты-то с трудом справляются.
lemur1: (Default)
Стала замечать за собой прихотливое отношение к иной жатве насилия и произвола.

С одной стороны, крайне осторожное, как со свежеиспеченным хлебом – не дай бог поникнет и опадет или, напротив, даст уродливый неразрезаемый пузырь. И пусть подышит, спустит пар и первый невнятный румянец.

С другой стороны, опасаюсь вовлеченности. Унылые, склочные интонации, гипнотически затягивающие в тоску и скуку «первого сказавшего» и «второго ответившего», обреченных биться в частой сети взаимных отношений.

Якобы внезапные всплески какой-то едкой химической ярости, мутных, туманное, сизовато-липкое облако псевдосодержательных причуд, анальгинный, анилиновый скарлатинный жар адреналина, от которого горько во рту, бессмыслен стеклянный взгляд и немедленно нужно пройтись.

По водяной пыли моросящего дождя, под царапающими ветками неодетых деревьев.

Иногда эти вскрики уже оргиастичны и неприличие упоения тоже не сознается.

И самый страх, когда стараются вовлечь.

Бесконечные вспухшие макароны разговоров прелюдии «аончего» на протяжении десятилетий.
Треньканье валерьянкой о край стакана внакладку или в контраст истеричных вскрикиваний в кульминации.
Слезный отек с синевой и обметанным ртом в финале излияний.
Ядовитые всходы обид и нелепые белесые ростки примирений.
Без функционала в решении.

Минуй нас пуще всех печалей.
Нет, нет, и нет. Специалисты-то с трудом справляются.

Profile

lemur1: (Default)
lemur1

July 2015

S M T W T F S
   12 3 4
56 7 89 1011
121314 15 16 17 18
19 20 2122 23 2425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 12:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios